Ирина Байтина — «Если не я, то кто?»

Недавно Kind Luxury удалось встретиться с Ириной Байтиной, российским филантропом и одним из организаторов «Зимнего бала». История «Зимнего бала» началась в 1996 году с небольшого закрытого мероприятия, организованного Послом Германии в России Доктором Эрнстом Йоргом фон Штудницем и его женой Полли в Москве. Поскольку инициатор этих баллов, Полли фон Штудниц по профессии врач-педиатор, определилась и благотворительная цель – помощь российским детям больных ДЦП, а обьектом помощи стал  Региональный Фонд реабилитации ребенка под руководством Г.Н. Романова.

 

Когда в 2003 году срок пребывания посла в Москве закончился, г-жа фон Штудниц обратилась к Марии-Анне Голицыной, муж которой, потомок знаменитого княжеского рода, и Татьяне Ястржембской, супруге помощника президента России, с предложением принять эстафету балов, чтобы не прерывать традицию благотворительности.

 

Так появился «Зимний бал», впитавший в себя традиции благотворительных балов и, без преувеличения, открывший новую страницу россиийской благотворительности.  



ПРОФИЛЬ

         
 

ИМЯ

  Ирина Байтина
 
 

ПРОФЕССИЯ

  Филантроп  
 

ОСНОВНАЯ ФИЛАНТРОПИЧЕСКАЯ
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

  Член правления благотворительного фонда "Зимний Бал"               
 

ПРИМЕР ДЛЯ ПОДРАЖАНИЯ

  моя мама, Лидия Аронова Москвина                                                                 
 
 

ЦИТАТА, ОТРАЖАЮЩАЯ ОБРАЗ
ЖИЗНИ

 

«Если не я, то кто?» (Ирина Байтина)

 
         

— С чего началась ваша благотворительная деятельность?

 

— В 2003 году моя хорошая подруга Татьяна Ястржембская попросила меня помочь организовать благотворительный бал. До этого я посещала благотворительные мероприятия исключительно в качестве гостя, и поэтому сомневалась, что смогу быть по-настоящему полезной во время подготовки бала. Но все мои сомнения развеялись, как только я познакомилась с ключевой фигурой, идейным вдохновителем благотворительного фонда «Зимний бал» — Марией-Анной Голицыной. Меня сразу же наполнила невероятная вера в этого человека; я ощутила некую удивительную связь со всеми ее проектами. Такое иногда случается в жизни: ты встречаешь человека, цели которого разделяешь, и ты готов помогать ему всем, чем только можешь.

— Руководителями благотворительного фонда «Зимний бал» являются женщины. Как вы пришли к решению создать благотворительный фонд после своей первой встречи с соучредителями?

 

— Я познакомилась с Марией-Анной Голицыной благодаря Татьяне Ястржембской, и тогда мы все поняли, что наша совместная работа дает отличные результаты. Сначала мы захотели принять участие в организации Зимнего бала, затем последовала своего рода цепная реакция, и нас пригласили стать членами организационного комитета бала. Нам довелось общаться с огромным количеством людей, обеспечивающих успех Зимнего бала. Интересно, что изначально в организационный комитет входили в основном иностранцы. Со временем все изменилось, и сейчас наша команда представлена в большинстве своем гражданами России. Нас объединяет дружба и общие благотворительные цели.

 

Как и любые женщины, мы можем спорить о дизайне пригласительных билетов, но когда ребенку необходима срочная помощь — разногласий не возникает.

 

Мы настолько долго работаем вместе, что нам непривычно быть порознь, даже во время отпуска. В такие моменты мы скучаем по нашим встречам и совместным обсуждениям. Дети, которые работают на балу в качестве волонтеров — дети наших друзей, и мы знаем очень много о проблемах их семей и об их победах. В общем, наш благотворительный фонд стал большой и важной частью наших жизней.

— Расскажите, с какими трудностями управления благотворительным фондом вы сталкиваетесь.

 

— Трудности, с которыми мы сталкиваемся, ничем не отличаются от трудностей, с которыми сталкиваются руководители других благотворительных фондов в России. Основная проблема — отсутствие благоприятного налогового режима для компаний, осуществляющих благотворительные пожертвования. Если донор (компания) перечисляет средства в поддержку благотворительного фонда, он не получает за это никаких налоговых льгот. Но мы надеемся, что ситуация изменится к лучшему. В настоящее время частным жертвователям налоговые льготы предоставляются, и мы хотим, чтобы такие льготы предоставлялись также и корпоративным донорам.

 

Когда мы начинали работать, никакие льготы не предоставлялись вообще никому, так что работа в нужном нам направлении ведется.

— Как вы выбираете проекты для оказания поддержки?

 

— Выбор проектов, которым наш благотворительный фонд оказывает поддержку, основывается в первую очередь на нашей личной оценке бенефициара и степени нашей уверенности в нем.

 

Нам важно знать, кто именно получает нашу помощь и каким будет ее практический результат.

 

На протяжении последних 10 лет мы помогали реабилитационному центру доктора Г. Н. Романова в Санкт-Петербурге. Мы полностью доверяем благотворительному фонду «Дети-бабочки», который оказывает помощь детям с буллезным эпидермолизом — врожденным заболеванием соединительной ткани, вызывающим буллезное поражение кожи и слизистых оболочек. Детей с таким заболеванием часто называют «бабочками», потому что их кожа чрезвычайно чувствительна и ранима, словно крылья бабочки.

 

Кроме того, на протяжении последних 4 лет мы оказываем поддержку детскому отделению Российского онкологического научного центра имени Н. Н. Блохина. Хотя саркома и является редким заболеванием, в этом центре лечится много детей, которым необходима срочная операция, но квот выделяемых государством меньше, чем нуждающихся в операциях детей. Тем, кто получает государственную поддержку, операция проводится бесплатно, но протезы приходится приобретать за собственные средства. И вот здесь-то мы и помогаем: мы собираем деньги, необходимые для проведения операций выдающимися онкологами-хирургами и приобретения для детей индивидуальных протезов. Во всех случаях мы уверены в том, что предназначенная детям помощь достигает своих адресатов.

— Каждый год Зимний бал проходит под знаком определенной страны. Как вы выбираете страну?

 

— Выбор темы Зимнего бала — дело совершенно случайное.

 

В 2005 году посол Аргентинской Республики — его превосходительство г-н Алехандро Арамбуру — пригласил представителя нашего благотворительного фонда — г-жу Донасьен де ля Э (de la Donasen Uh) — и предложил организовать бал, посвященный аргентинскому танго. Нам очень понравилась эта идея, ведь она позволила вывести событие на международный уровень. С тех пор наш бал ежегодно проходит под патронатом одного из посольств. А так как послы и сотрудники посольств рекомендуют нас как надежного партнера с хорошей репутацией, нам редко приходится просить покровительства у посольств — их представители сами с нами связываются.

 

В 2016 году мы сделали исключение, и организовали мероприятие под патронатом Министерства иностранных дел Российской Федерации. Для нас это была большая честь и большая ответственность, ведь бал проходил под знаком России. И мы еще раз убедились в том, что Россия богата своей культурой, талантами и людьми с добрыми сердцами.

 

— В 2015—2016 годах в результате проведения Зимнего бала вы собрали 1 млн долларов США. Что стало ключевым фактором такого успеха?

 

Не секрет, что чем меньше стоимость мероприятия, тем больше средств удается собрать.

 

Наша цель — приблизить стоимость проведения мероприятия к нулю.

 

Отель Ritz-Carlton предоставляет нам помещения бесплатно. Все гости и артисты выступают бесплатно. Все алкогольные напитки предоставляются спонсорами. Для обеспечения успеха мероприятия над его организацией работает большая команда волонтеров, среди которых наши дети и их друзья. Мы тратим деньги только на оборудование и еду, которую отель предоставляет нам со значительной скидкой. Пользуясь возможностью, предоставленной мне благодаря данному интервью, я выражаю сердечную благодарность всем лицам, оказывающим нам помощь.

— Что из вашей филантропической деятельности вам больше всего запомнилось?

 

— Я очень хорошо помню каждый бал, но наиболее памятным является самый первый. Этот бал я никогда не забуду. Никто из нас не знал, как организовать и провести благотворительное мероприятие. Мы все очень переживали. Перед началом бала мне дали две пачки лотерейных билетов. Мне следовало перемешать их и положить в специальные чаши, но я этого не сделала, и билеты так и остались отсортированными на выигрышные и проигрышные. Я чувствовала себя очень неловко. В конце концов, гостям, купившим множество лотерейных билетов, не досталось ничего, а представители итальянской компании de Longhi удивили всех целой чередой выигрышей. Я выражаю благодарность всем гостям, которые отнеслись к этой ситуации с юмором и благосклонно приняли извинения организаторов бала.

— На что похож ваш обычный день?

 

— Программа моего дня зависит от того, в какой стране я просыпаюсь. Если я просыпаюсь в Брюсселе, значит, скоро откроется ярмарка искусства BRAFA и свой день я проведу на ней. Если я в Парме, значит, 3—4 дня я посвящу выставке-ярмарке Mercateinfiera — международной ярмарке модернизма, антиквариата и коллекционных вещей. Если из моего окна открывается вид на Лаго-Маджоре, значит, я дома. Здесь я плачу по счетам и выполняю другие свои обязанности. Я бы могла написать, что в Москве я посещаю косметические и спа-салоны и хожу в тренажерные залы, но это не так. Справившись с повседневными заботами, я стараюсь провести побольше времени с друзьями. Все выходные я провожу с семьей, поэтому с друзьями встречаюсь только в рабочие дни. Каждый день я езжу к маме, потому что не могу убедить ее переехать к нам. Она хочет быть независимой. Кроме того, я стараюсь не пропускать премьер театра и кино. В общем, моя жизнь мало чем отличается от жизни множества других людей. Но я чувствую желание помогать другим. Я работаю в благотворительном фонде не для галочки.

 

Это занятие — очень важная часть моей жизни, и я уделяю ему внимание практически каждый день.





Write a comment

Comments: 0